Ноя 2006 16

Говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Если ты прекрасно танцуешь или тебе нет равных на сцене, то априори у тебя будет получаться и все остальное. Екатерина Стриженова эту истину опровергает. И ни капельки не стесняется. Обаятельная телеведущая, талантливая актриса, прекрасная танцовщица говорит, что совершенно не умеет петь. Каким же образом ее занесло в проект «Две звезды», где главными являются именно вокальные данные участников, мы решили спросить у нее лично.

Дома не пела, потому что смущалась

В детстве меня привели к Пахмутовой на прослушивание, и  Александра Николаевна сказала родителям: «У вашей девочки есть голос и слух, но она очень подвижный ребенок, ей трудно усидеть на месте. Отдайте ее лучше на танцы». На этом моя карьера певицы и закончилась, — рассказала Екатерина. — Дальше я пела только в машине. У меня был плохой вестибулярный аппарат, и мама говорила: «Чтобы не укачивало — нужно петь!» Прошли годы, а когда я вышла замуж, то перестала петь окончательно. Дома я никогда не пела. У Саши и его мамы абсолютный слух, прекрасные голоса, моя старшая дочь училась в музыкальной школе Сергея Казарновского, поэтому петь в их присутствии я, честно говоря, смущалась. Когда мне позвонили и предложили участвовать в проекте «Две звезды», я с ходу сказала, что петь не умею и позориться на всю страну мне не хотелось бы. На что организаторы ответили: «Катя, ну у вас же есть прекрасная возможность научиться», — и обещали, что я буду заниматься с педагогом по вокалу. Я подумала и решила: была не была.

- А как получилось, что вы выступаете в паре с Николаем Носковым?

- Мне предлагали петь со многими артистами, но я почему-то отказывалась. Не могу даже объяснить, почему. Было ощущение: для того чтобы родился дуэт, должна быть какая-то искра. И тут мне предложили в пару Колю. Сначала я обрадовалась, а потом мне стало страшно, ведь на его фоне я всегда буду петь хуже. Но мой муж сказал, что если уж учиться петь, то у Носкова.

Коля говорил: «Набери побольше воздуха…»

- И как, на ваш взгляд, прошло первое выступление?

- Перед тем как мы должны были выйти на сцену, Коля вдруг сам стал волноваться и давать мне советы: сделай паузу, чтобы воздух взять, тогда сил хватит допеть строчку. А я: «Коля, об этом же надо было на репетициях говорить!» В общем, как мы спели, я, честно говоря, не помню, слышала только стук собственного сердца.

Уже после выступления Коля мне признался, что еще никогда так не волновался. Но жюри и зрители наши старания оценили хорошо.

Была у Жириновского на подтанцовке

- Наверное, страшно вылететь из проекта?

- Конечно, мы хотим петь!  Но я часто ловлю себя на мысли, что переживаю за каждого из участников. С одной стороны, мы — конкуренты, и каждому из нас хочется выступить хорошо… Но с другой — мы же знаем, как дается живой звук! Когда Владимир Жириновский пел с Серегой «Цыганочку», мы с Лолитой, не сговариваясь, выскочили на сцену и отплясывали вместе с выступающими.

- А какую музыку вы слушаете дома?

- Музыку я слушаю в машине. У меня есть любимый диск с подборкой из самых разных песен — классических, там и Паваротти, и Карузо, и произведения Рахманинова, много современных, например, из репертуара Стинга. В основном иностранная музыка, правда.

- А что-нибудь иностранное в вашем с Носковым репертуаре появится?

- Да, мы планируем исполнить знаменитую «Шизгару». Для Коли эта песня ностальгическая — он пел ее в 12 лет, под гитару. Правда, с учетом того, что всю жизнь я учила французский, то этот шлягер разучить мне будет непросто.

Я — поющий психотерапевт

- Что для вас вообще было самым сложным  в проекте?

- Прежде всего — понять процесс, как правильно должен идти голос, отработать дыхание. Я же долго занималась танцами, а там дышать надо совсем по-иному. Первое время я только и делала, что кашляла. А буквально за день до нашего выступления Татьяна Ларина, педагог по вокалу, мне вдруг говорит: «Катя, вы запели!» Я потом еще долго пыталась «поймать» это состояние. А еще пение заставило меня правильно питаться. Я же частенько выбегала из дома без завтрака. Но после того как один раз на репетиции упала в обморок, за час до распевки обязательно что-нибудь ем.

- Говорят, участники сами придумывают, в чем выходить на сцену. А у вас сестра — дизайнер (Виктория Андреянова. — Авт.). Костюмы, наверное, она вам подбирает?

- Да, мы вместе с ней придумываем образ к каждой песне. Например, когда мы с Колей исполняли «Шар голубой», то у меня было платье 30-х годов, меховая накидка, кудри. А к «Паранойе» мне сделали трэшевую прическу, подобрали яркое ультрамариновое платье (в песне есть строчка «дарит небо ультрамарин», и мы решили, что платье должно быть именно такого цвета), казаки в тон.

- А помимо участия в «Двух звездах», чем вы еще занимаетесь?

- Недавно закончила сниматься у Валерия Федосова в «Обрыве» по Гончарову и в фильме «Любовь-Морковь» Александра Стриженова с Гошей Куценко и Кристиной Орбакайте в главных ролях. Кстати, премьера этого фильма будет 8 марта. А еще я сдала сессию, я учусь в Гештальт- институте на психотерапевта. До диплома остался один год!

Источник

Оставить комментарий