Мар 2009 17

Екатерина по образованию режиссер. Но судьба так сложилась, что ее профессия досталась супругу Александру. У нее по жизни иные роли – жены, матери двух дочек, актрисы, телеведущей, а в последнее время и фигуристки в проекте «Ледниковый период».  «После меня женщины страны встают на коньки»

 - До участия в телешоу вы катались на коньках?

- В моем детстве все ходили на каток, правда, тормозили мы чаще всего в сугроб. Так что до участия в шоу я могла лишь стоять на льду, но не каталась. То, что мне удалось дойти до финала – это полностью заслуга тренеров, Ильи Авербуха и моего партнера Алексея Тихонова.

- Насколько сложно было научиться премудростям фигурного катания?

- Скажу честно, мне было тяжело. Но дальше будет еще сложнее, ведь впереди — суперфинал в эфире Первого канала. Как здесь соревноваться, я вообще не знаю, потому что начинаются настоящие олимпийские игры, где мы делаем очень сложные элементы и поддержки. Кроме того, Илья усложнил соревнования – теперь между фигуристами будет настоящая борьба, пары будут сталкиваться лбами. В общем, страсти накаляются. Когда я вижу проект по телевизору, мне самой не верится, что я прошла через это.

- Не было желания все бросить и уйти из проекта?

- Не все участники выдерживают такой жесткий график, поэтому у нас на площадке всегда дежурит врач. Но, несмотря на сложности, всем нравится, у всех появилось тщеславие, каждый хочет победить. Не верьте тем, кто говорит, что ему все равно. Количество часов, проведенных на льду, пропорционально твоим успехам. Не бывает так, чтобы сегодня ты чуть-чуть потренировался, затем пришел на тренировки через неделю, а потом вышел на лед и получил высокие оценки. Чудес не бывает, успех на 90 процентов состоит из упорного труда.

- На ваш взгляд, ради чего звезды соглашаются на такие авантюры?

- «Ледниковый период» — это преодоление себя, новые ощущения, эмоции. Я очень уважительно отношусь к тем, кто, казалось бы, добился уже многого, но не побоялся попробовать себя в чем-то другом. Например, Гедиминас Таранда руководит театром, потрясающе двигается на сцене, но на коньках никогда не катался. Понимаете, он привык срывать аплодисменты и, тем не менее, не побоялся принять участие в проекте. Если честно, когда он встал на коньки, у нас был шок. Кроме того, ему было очень сложно, потому что он позже всех пришел на проект. Зато сейчас вместе с Ирой Слуцкой они делают потрясающий номер. Зрители аплодируют им стоя. Вот это действительно успех и преодоление. А вот некоторые фигуристы уверены, что если бы «Ледниковый период» появился раньше, они бы совсем по-другому выступали, делали бы более яркие номера. Проект раскрыл многих – и артистов, и фигуристов. Здесь каждый номер – это маленький спектакль.

- Как вас встречают в городах гастрольного тура?

- Финансовый кризис, конечно, сильно повлиял на страну. Во время гастролей мы видели некоторые города, где закрылись многие предприятия. Самое страшное, что там мужчины сидят без работы. Женщины-то всегда найдут как выкрутиться, а вот мужчины… Но, тем не менее, люди должны понимать, что необходимо как-то держаться, продолжать жить. Мы рады, что имеем возможность показывать зрителям, чему научились за эти полгода. Я встала на коньки в 40 лет, согласитесь, это о чем-то говорит. Мне приятно общаться в городах с женщинами, которые тоже поверили в себя и начали кататься на коньках.

- Какие ощущения вы испытывали перед выходом на уфимский лед?

- Ударить в лед лицом мы не можем, поэтому перед выходом всегда репетируем. Как и перед любым выступлением, спектаклем я нахожусь в ожидании чего-то, сердцебиение учащается, я начинаю волноваться… Знаете, это как прелюдия, которая приятнее, чем сам процесс. В каждом городе нас встречают толпы поклонников фигурного катания. Сегодня, к сожалению, очень мало передач, которые можно посмотреть всей семьей. «Ледниковый период» едва ли не единственная семейная программа, которая помогает понять, что в этой жизни возможно все, главное — захотеть.

 

«Моя дочь «Юленькой» бы не стала»

 

- Ваш муж не хотел принять участие в проекте?

– Саша не стал бы этим заниматься, потому что шоу требует очень много времени и усилий. Я-то в детстве хотя бы танцевала, а он вообще ничем специально не занимался. К тому же, если у Саши что-то не получается, он сразу это дело бросает. Конечно, семья меня поддерживала, но порой сильно удивляла. Я была на седьмом небе от счастья, что дошла до финала, но, к сожалению, упала на выступлении. Тем не менее, я думала, что у нас будет семейный праздник по поводу моего удачного выхода в финал. Но когда я увидела лицо мужа, поняла, что он очень недоволен моим катанием. «Надо было полгода учиться, чтобы упасть на финале?», — заявил он мне. «Ты же отличница, как ты могла все испортить?». Понимаете, все хотят, чтобы участник шоу как можно меньше времени отдавал льду, но в то же время всем нравится, когда ты получаешь максимальные оценки.

- А как же поддержка детей?

- Александра мне так сказала: «Мам, если ты знаешь что займешь первое место, тогда участвуй. А если нет — то не стоит». Дочка занимается художественной гимнастикой и уверена, что я должна быть только победительницей. Мама для нее во всем пример. Сейчас она мечтает встать на коньки, но я не представляю, как можно совместить фигурное катание, гимнастику и учебу в школе. По-моему, это нереально, учитывая, что она шесть раз в неделю тренируется у Ирины Винер.

- Бросить школу…

- Вы в чем-то правы. Ребенок умеет читать, писать, считать. Что еще нужно? – смеется Екатерина. — Отдавать ее в спортивную школу я не хочу, считаю, что надо общаться в разных коллективах. Лично для меня очень важно, чтобы спорт остался национальной идеей. Мы можем отдать ребенка в секцию и получить человека с сильным характером, с желанием достичь цели. Главное, что дети, занимаясь спортом, начинают понимать, что для достижения результата необходимо много работать. Я очень рада, что благодаря «Ледниковому периоду» все катки в городах заняты. Это же намного лучше, чем сидеть за компьютером и не уметь общаться друг с другом.

- Почему Александр Стриженов не пригласил вас сниматься в фильме «Юленька»?

- Знаете, я читала сценарий этого кино, лежа на пляже под канарским солнышком, и текст вызывал у меня ужас. Я понимала, что снимать такой фильм невозможно. Но прошло какое-то время, а мы постоянно говорили об этом сценарии, и я поняли что «зацепило». В итоге первоначальный сценарий очень сильно изменился и на деле фильм оказался неплохим. Премьера прошла удачно, и сейчас Саша ездит по городам, представляет картину. Это история о том, что мужчины должны отвечать за свои поступки, о том, что не бывает двойной правды. А не снималась я там потому, что для меня не нашлось роли. Да я и сама не хотела играть маму девочки, которая погибает.

- Значит вы суеверный человек?

- В общем-то нет, просто детская тема для меня особая. Читая сценарий, я сразу сказала Саше, что и наша дочка Александра не будет сниматься в фильме. Она ведь у нас уже артистка, ее даже приглашают в картины. Правда, нам приходится ее время от времени притормаживать, потому что это настоящий «Мерседес» без тормозов. В итоге я поняла, что приняла правильное решение, потому что на премьере мама девочки, которая играла эту роль, подошла ко мне и сказала: «Если бы я прочитала сценарий целиком, я бы ребенка не отдала сниматься».

- Сложно работать с мужем?

- Сложнее чем с кем бы то ни было. Например, я просила Сашу не приходить на тренировки «Ледникового периода». Дело в том, что когда он сидит в зале, со мной происходит что-то невообразимое. Я начинаю волноваться в десять раз больше, чем когда его нет. Видимо это объясняется тем, что для меня очень важно его мнение. Я знаю, что он скажет правду, потому что Саша — мой главный ценитель.

Вика ЗВЕРЕВА.

Источник

Оставить комментарий