Апр 2010 08

Известная актриса и телеведущая рассказала о своих слезах, муже-чудовище и отношениях с Алексеем Тихоновым

Обстоятельно побеседовать с Екатериной Стриженовой мы попробовали в «Останкино», где с вечера готовили некоторые сюжеты «Доброго утра». Екатерина уверенно летала из студии в гримерку и обратно, решала по дороге массу вопросов. Но на время интервью «отключилась» от внешнего мира специально для наших читателей…

- Екатерина! Вы как-то дозируете использование вашей фирменной улыбки?

- Вопрос неожиданный! Улыбка может быть счастливой, милой, застенчивой, грустной — оттенков много. А в ваших словах о дозировке и фирменности слышу обвинение в актерском штампе. (Смеется.) Улыбка — это, конечно, оружие для каждой женщины. И еще слезы. Я своим оружием стараюсь пользоваться умело, но плачу в основном на сцене. Личные переживания привыкла держать в себе. Издержки воспитания.

Когда я получила двойку за поведение в первом классе, то пришла домой, бросила портфель в одну сторону, дневник — в другую и ревела. Я ведь была так счастлива, что пошла в школу! И от радости начала кататься по перилам. И за мной побежал весь класс. Вот и первая двойка. Но разрыдалась я, только когда пришла домой.


- Может, вспомните, когда плакали последний раз?

- Пожалуй, так же горько, как в детстве, плакала в «Ледниковом периоде» после неудачных тренировок, закрывшись в машине, перед тем как ехать домой.

- А муж разве не понял бы?

- Александр, если бы увидел слезы, забрал бы меня из проекта в 24 часа.

- Но он не производит впечатления жесткого человека…

- По отношению ко мне и к детям он любящий и внимательный… Дочки абсолютно уверены, что папа всегда будет на их стороне, всегда их защитит. Он, конечно, носит нас на руках. А в работе Саша жесткий и требовательный как к себе, так и к другим. Не терпит непрофессионалов и не идет на компромиссы.

- Чем сейчас занят Александр Стриженов?

- В работе три очень интересных режиссерских проекта. А на днях приступает к съемкам в фильме Григория Константинопольского, где играет Чудовище. Уже сделали слепки с его лица, рук и ног. Мне не терпится увидеть его в новом образе… Сейчас идет кастинг на его жену.

- А вас не пригласили?

- К сожалению, не подхожу по требованиям. Нужны женщины не ниже 180 см с голубыми глазами, а я кареглазая и всего 168 (смеется).

- В ваши телеобязанности входит «поднятие утреннего настроения» целой стране… Тяжело, наверное?

- Конечно, это обязывает. Я на собственное настроение уже права не имею. И совершенно не важно — болит у тебя голова или погода за окном плохая. И твоя бессонная ночь не имеет никакого значения! А ночей бессонных много — у меня сейчас плотный гастрольный график.

- Это вы про спектакль Надежды Птушкиной «Ненормальная», в котором играете с Алексеем Тихоновым?

- Ну да! Муж мне говорит, глядя на мое расписание: «Ты сама ненормальная, это же нереально! Когалым, Ямал, Владивосток, Хабаровск, Екатеринбург, Краснодар, Биробиджан…» Он говорит: «Зачем?»

- И правда, зачем? Мне кажется, есть и более легкие способы заработать — с вашей-то популярностью…

- Ну, конечно, есть! Но, когда ты приезжаешь на другой конец света и тебя там встречают как близкого родного человека, это дорогого стоит! И только тогда ты понимаешь, какая у нас огромная страна! И что жизнь не заканчивается Садовым кольцом. И что там дети в минус 40 ходят в школу. И тяжело работающие люди находят деньги на билет. И еще на букет! Это так трогательно. По дороге из Ноябрьска в Югорск посреди абсолютно белой пустыни мы увидели человека в национальном костюме народа ханты. Стоит, перед ним сани с рыбой и брусникой.

- Он вас узнал?

- Конечно, нет! Он живет без телевизора. Просто смотрел, улыбался… И он каждый день вот так выходит на работу. Сам эту рыбу поймал, сам продает. И, наверное, смотрит на нас как на сумасшедших. Он спокойный такой, счастливый. Только маленький… (Смеется.) Так для меня и осталось загадкой, как он сам питается на рабочем месте, как выдерживает мороз и куда, простите, ходит в туалет, вокруг ни деревца.

- Алексей Тихонов под вашим чутким руководством уже стал профессиональным актером?

- Он безусловный авторитет в «Ледниковом периоде», лучший партнер на льду, и все такое. И те, кто не видел спектакля, к его выходу на сцену относятся либо скептически, либо с иронией. На гастролях в Израиле к нам за кулисы пришел известный театральный критик и сказал: «Алексей, я хочу попросить у вас прощения. Я пришел посмотреть на ваш провал, а ухожу с перевернутым сознанием!» А в закрытом городе Снежинск Челябинской области мы не только играли спектакль, но и давали мастер-класс в новом шикарном Ледовом дворце. Потом еле вырвали Алексея из рук юных фигуристок и их мам (смеется). Огромное впечатление я получила от Музея атомного оружия, куда нам, как почетным гостям, мэр выдал разрешение на посещение. В спецзоне сдали сумки и телефоны. Мы не только увидели, но и потрогали руками ракеты СС20 и водородную бомбу…

- Я смотрю, вы с Тихоновым наконец нашли общий язык. А ведь из «Ледникового периода» вы же несколько раз пробовали уйти, насколько я знаю?

- Трижды! Но Илья Авербух на этом проекте стал настоящим психологом. Он знает всех, как к кому подойти, что кому сказать. Мне он сказал: «Конечно, ты теперь поняла, что не победишь, и хочешь смыться».

- На слабо взял?

- Ну да… (Смеется.) Но я ему благодарна. Мы же с Алексеем действительно иногда конфликтовали. Все говорили: «Стриженова сошла с ума! Она довела даже нашего тихого Тихонова». Но я-то знала, что он не такой тихий, как кажется. Уже после первой ссоры он мне сказал: «Ты понимаешь, я Скорпион»…

- Это все по его мнению объясняет?

- Наверное (смеется). Но тогда трудно было пережить, что Алексей в отведенное по расписанию для меня время мог кататься с другой, просто потому что она его об этом попросила… Или не разговаривать со мной всю тренировку из-за того, что я испугалась выполнять новую опасную поддержку… Или после «нечисто» исполненного элемента бросить меня на льду на глазах у всех участников.

- А теперь вы вместе играете в одном спектакле…

- И так интересно наблюдать, как человек, привыкший всю жизнь в спорте сдерживать свои эмоции, на сцене выворачивает свое нутро наизнанку, слышит, чувствует, любит…

- Вы с Алексеем столько времени проводите на гастролях, репетициях, а Маша Петрова не ревнует?

- Тихонов — счастливый заботливый отец, он каждую свободную минуту стремится к любимой дочери Полине. Гуляет, укладывает, встает по ночам. Из каждой поездки везет своим девочкам подарки. Одним словом, кормилец!

- У вас были проблемы с поклонниками?

- Один экстрасенс рассказывал, к нему приходили с моей фотографией, просили приворожить. Мне так страшно стало. Вы только представляете, сколько на свете не очень нормальных людей!

- Главное — не верить во все это, мне кажется…

- Но бывает же! Например, одного из наших знакомых как подменили. И это видели все окружающие. Потом оказалось, его заговорили и приворожили… Но ведь это палка о двух концах. Знаю женщину, которая мучилась и никак не могла избавиться от человека, которого приворожила. Любви уже не было, он пил, а старушка, наложившая заговор, умерла. Но, когда во всех газетах сотни объявлений о гадалках и магах, становится не по себе. Как можно доверять свою судьбу каким-то чужим людям? Если вам плохо, пойдите в церковь. Или к психологу.

- Так от одиночества все…

- Конечно! Поэтому и сидят тысячи людей в Интернете. Там тебя никто не видит, ты можешь представить себя как хочешь, а потом постесняешься встретиться с человеком по-настоящему, чтобы он тебя реального не увидел…

- И злые они все там, в Интернете.

- Бывает! Я вела прямой эфир с церемонии «Оскара»! Было непросто. Потом Саша говорит: «Боже мой, как возмущаются твоей новой прической в блогах, обсуждают макияж! Я так привык, что тебя все время хвалят, что меня это даже возбуждает».

- Мне кажется, вы прекрасный интервьюер. Нет желания сделать большую программу, где бы вы разговаривали с интересными людьми?

- Недавно в гостях у нас была Людмила Марковна Гурченко. Ну какие тут пять минут? Мы выходим, она говорит: «Катя, мы с тобой могли бы часами говорить. Тебе надо вести огромную программу». И я могу это сделать виртуозно, но мне не предлагают.

- Жанр невостребованный?

- Просто этим занимаются другие люди на Первом канале. Знаете, мне есть себя за что поругать. Я не хожу с предложениями, хотя очень много проектов в голове. Я, к сожалению, выбираю из того, что мне предлагают. И всегда завидую людям, у которых хватает сил и терпения что-то пробивать. Людям с энергией!

- Это у вас-то мало энергии?

- На пробивание — мало! Проекты есть, даже деньги дают — надо только дойти до кабинетов! Но никак не получается. И времени нет. Программа, спектакли, съемки… А сейчас мне предложили замечательную роль по сценарию Эдуарда Валодарского в фильме «У каждого своя война» режиссера Ройзмана. И мою младшую дочь Александру утвердили на роль дочери моей героини. Она просто счастлива и считает дни до съемок. Мы представляем, сколько времени сможем наконец-то провести вместе!

- Как вы переживаете время от времени появляющиеся слухи о своей личной жизни?

- То, что может кто угодно и что угодно написать, придумать, облить грязью, — это ужасно. Огорчает, что страдают дети и наши родители. Они же принимают все близко к сердцу. Так нельзя, за вранье в итоге нужно привлекать к ответственности, и я думаю, что мы к этому придем. Я рада, что, работая на Первом канале, могу ответить за каждую фразу, сказанную мной.

Источник

Оставить комментарий